Сейчас во Владивостоке

2:56 / +18 oC

Статьи

Мой друг Владик

Свое детство и родителей Владик помнит плохо. Кто-то угадывает в нем европейские черты, кто-то — азиатские. Кто-то называет русским, кто-то – метисом. Кто-то намекает, что его фамилия – производная от фамилий царев исчезнувших цивилизаций. Самого Владика вопрос его родословной заботит мало. Он отсчитывает личную историю с того момента, когда он был принят на службу в Российский флот. Флот стал его семьей – крепкой, дружной. Жизнь в суровых условиях дикой природы, короткие военные стычки с вражескими отрядами закаляли характер Владика, давали ему возможность гордиться своими товарищами и собой. Все любили моего друга за бесстрашный, «гусарский» характер, верность данному слову, веселость, изобретательность ума, за творческий подход.

Потом у Владика появилась персональная миссия – охранять стратегический пост, держать рубеж родины. Владик отнесся к заданию очень ответственно, проявил чудеса изобретательности, практически из ничего соорудил неприступную крепость. Окружающая природа очень подходила его характеру – игривый рельеф (не высокомерные горы, но и не равнинная покладистость); кокетливые дубки на склонах; южный, но переменчивый климат и холодное чистое море.

Шли годы, Владик так же уверенно охранял свой пост. Он был готов к бою на смерть, готов был принести себя в жертву, но настоящие военные действия обходили его стороной. Он гордился, что смог организовать службу так, что враги его боялись, но в глубине души мой друг жаждал реальной битвы. Её не было.

Все продолжали любить Владика. Он мог увлечь любого – шампанским пенной волны, простором океана, прогулкой под парусом, прыжками в воду с отвесных скал, погружением на живописные глубины океана. Иногда страсть Владика даже шла вразрез со служебной присягой. В игривом хороводе он смешивал друзей и врагов. Его открытость восхищала. Он всегда выступал «за любой кипиш»!

Его сосед Хабар, тоже нестарый, но совсем иного склада характера, обрастал хозяйством, набирался солидности и авторитета. Хабар «звезд с неба не хватал», но был в своем доме крепким хозяином. Владиком любовались, в него влюблялись, награждали и продвигали по службе, а дела вести предпочитали с его менее эффектным и не столь талантливым, но основательным соседом. Надо ли говорить, как задевало пылкого Владика, что Хабар всегда оказывался в положении начальника?

Ожидая подвига, не имея возможности проявиться, кроме как на учениях, Владик постепенно перерождался в «декоративного» героя. Увлеченные его обаянием влиятельные лица пытались помочь ему реализовывать потенциал – принимали в «закрытые» общества, приглашали на важные встречи… раз даже «пожаловали» костюм якобы от заморского модельера Сан-Франсиско. Владик, как дитя радовался вниманию, но «наряд» смотрелся на нем мешковато и нелепо, что, в итоге, еще больше его угнетало. Он все чаще задумывался об иной самореализации, присматривал себе бизнес.

Он пробовал себя в разных областях, даже в науке… и нашлось-таки дело по «гусарскому» характеру и наработанным дружеским связям. Дело сомнительное, но активное – продажа подержанных японских автомобилей. Мой друг радостно включился в «купи-продай» процесс. Защита своего «бизнеса» от посягательств соседа, а потом от запретов власти стало для Владика реализацией вечного ожидания решающей схватки. Но здесь выяснилось, что за время «декоративного» геройства и исканий себя Владик потерял военную выправку, оброс жирком, превратился из «строгого юноши» в провинциальную рок-звезду, раздобревшего «мачо» с больной печенью и отдышкой, расцветающего на вечерних тусовках, на рассвете превращающего в старика. В конце концов, бизнеса Владик лишился. Протесты его выглядели нелепо.

И вот теперь мой славный друг представляет собой персонажа неопределенного возраста, потрепанного и неопрятного, однако, не потерявшего природного обаяния, особенно на праздниках, на любимой рыбалке или на летнем отдыхе. Владик еще «зажигает рок-н-ролл», но его выступления уже не претендуют на искусство.

Скажите, чтобы вы посоветовали Владику в его положении? Очевидно, что сегодняшний его образ жизни – праздничные загулы, встречи многочисленных гостей и подруг – разрушительны для него. Организм уже не выдерживает экспрессивных порывов души. Да и порывы эти случаются все реже, в основном – по заказу, потому что «надо веселиться». Депрессия стала его обычным состоянием.

Я постоянно говорю ему: «Владик, возьмись за ум. Остепенись. Внимательно прислушайся к своему телу, подлечись. Тело должно функционировать, ты же так молод! Подыщи себе размеренный бизнес, сейчас столько возможностей! Используй свой опыт, связи… только помни, теперь ты не жених, и даже не приглашенный гость, ты – тамада, распорядитель. Твоя роль – обеспечить друзьям комфорт для отдыха или делового общения, куражиться же самому — тебе противопоказано. Выбрось «гавайские» рубашечки, нелепые пиджаки и галстуки, твой стиль – свободный, но простой и элегантный. Побереги себя. Восстанови силы и душевное равновесие. А там… посмотрим! Я уверен твои таланты не позволят тебе прожить серо и скучно! Все будет хорошо, главное – восстановись!»

И мне кажется, что он начал прислушиваться.

Автор: Павел Шугуров
По материалам сайта: www.33plus1.ru

все статьи